Svetlana Kasyan | Официальный сайт Svetlana Kasyan | Официальный сайт

Светлана Касьян: «Итальянцы больше всего похожи на нас, русских»

Февраль 27, 2017

Оперная звезда — о европейских сценах, современных постановках и детских комплексах

В театре итальянского города Модена состоялась премьера новой постановки оперы Верди «Аттила». Единственную женскую роль исполнила наша соотечественница — Светлана Касьян. После премьеры певица рассказала корреспонденту «Известий» о том, как живется русским артистам в самой поющей стране мира.

— Сегодня русские певцы очень востребованы во всем мире. Это касается и Италии?

— Здесь всё гораздо сложнее. Итальянцы обожают своих.

— Как попасть в премьерный спектакль такого известного итальянского театра, да еще на главную роль? Что становится решающим: связи, продюсер, деньги?

— Что вы, в Италии даже очень опытный импресарио не поможет. Здесь такие ценители искусства… Бармен маленького ресторанчика напоет вам II акт из «Мадам Баттерфляй», причем идеально — и в плане текста, и с точки зрения вокала.

Скажу так: итальянцы любят голоса. Немцы могут закрыть глаза на достаточно скромные данные вокалиста, если он поет правильно. У итальянцев это не пройдет. Нет красивого голоса — не спасут ни деньги, ни связи…

— Вы стремитесь петь именно в Италии?​​​​​​​

— Огромное счастье — петь итальянскую оперную классику на ее родине, делать роли с прекрасными педагогами, режиссерами и дирижерами. Невероятный музыкальный опыт! Мне судьба уготовила подарок — петь на сцене, где много раз выступали Лучано Паваротти, а также Мирелла Френи, Николай Гяуров и другие вокалисты с мировыми именами.

— А где вы хотите жить?

— Я не знаю, где может жить певец. Наверное, по несколько месяцев в разных странах. Но комфортнее всего мне всё же в Италии. Итальянцы больше всего похожи на нас, русских. Две недели назад я выступала в Швейцарии, пела «Тоску». Там свои сложности — «раскочегарить» швейцарскую публику практически невозможно, они такие холодные…

— Вы свободно говорите по-итальянски. Откуда знаете язык?

— Учила сама, еще в консерватории. Посещала лекции с другими курсами, потому что знала — язык пригодится. Итальянскому певцу здесь прощается многое, даже какие-то ошибки в произношении, а русским — нет. Тонкости в произношении очень важны. Например, я долго тренировалась правильно петь самое употребимое в итальянской опере слово amore (любовь — «Известия»).

— «Аттила» на сцене Театра Паваротти — костюмированная историческая драма. В каких постановках вам легче петь — подобных этой или осовремененных?

– Прежде всего это должно быть талантливо сделано. Например, постановка «Баттерфляй» в Teatro La Fenice в Венеции. Это было вне времени. Декорация представляла собой 600-тонную фигуру — знак бесконечности, символизирующий многое. Сначала было сложно, когда не можешь спрятаться за декорации, стоишь как «голый» на сцене. Но как получилось! Плакали все, даже рабочие, стоя за кулисами. Конечно, бывают и чудовищные режиссерские работы, но меня судьба пока ограждает от такого.

— Что главное в оперном спектакле?

– Всё. Но успех на 70% зависит от дирижера. Расскажу про свой опыт: три постановки одной оперы я пела с одним дирижером, а три — с другим. Работала я одинаково. Но в первом случае — успех, поклонники и приглашения в другие театры, а в другом — уход со сцены, как говорил один наш педагог, «под шорох собственных ресниц». Дирижер может тебя как уничтожить, так и сделать королевой на сцене.

— Созданный вами образ Одабеллы очень реалистичен. Насколько вам близок этот персонаж?

— Одабелла — сильная женщина, та же Жанна Д’Арк. Но сила должна быть не только в голосе, но и в характере. Когда я приехала сюда, коллеги-итальянцы сразу признали во мне Одабеллу… Абсолютно моя героиня.

— Это одна из самых сложных вердиевских партий…

— В детстве я была страшной трусихой. Когда приходила на урок физкультуры, для меня самым сложным было выполнение упражнений на так называемом козле. Я через него так и не перепрыгнула. Добегала до него и… останавливалась. На всю жизнь запомнилось, что не преодолела — даже не препятствие, а свой страх!

Здесь — схожие ассоциации. Партия действительно крайне сложна; кажется, сам Верди не любил свою героиню, настолько странную, сложную музыку ей написал. И еще эта роль очень неблагодарная, ведь все аплодисменты достаются Аттиле.

— Не обидно?

– Обидно, конечно! Но для меня было важно одно — преодолеть страх, с которым я не смогла справиться в детстве.

— Вы часто обращаетесь к теме женской судьбы, говорите о счастье материнства. Даже недавнюю постановку «Русалки» посвятили этой теме.

— И не только. Еще концерты в Казахстане, в детском доме. Когда я сама ждала ребенка, увидела столько проблем, с которыми сталкиваются российские женщины.. Уверена, что фонды помощи, поддержки — это очень здорово. Женщине нужно помочь в принятии важного решения — дать жизнь ребенку.